Светлана Алексиевич — духовное начало и лампада белорусской оппозиции? Ну-ну
Время надевать маски и время их сбрасывать

Начнем с горячей новости. Сегодня, 26 августа, член президиума оппозиционного Координационного совета по обеспечению трансфера власти, Нобелевский лауреат по литературе Светлана Алексиевич должна была побывать на допросе в Следственном комитете Республики Беларусь.  Однако допрос в СК — процедура достаточно интимная, как исповедь в храме. И на момент подготовки данной публикации нам не было известно, чем там дело закончилось. Это и не так важно сейчас. Со временем узнаем. Может, даже новую книжку прочтем «по итогам». Хватающую за живое.

Как бы там ни было, персона Алексиевич весьма интересна. Не будем лукавить. В координационный совет ее явно позвали не как политика, а в качестве совести нации, духовного маяка, признанного в мире гения, начала начал. Так давайте поговорим об этой самой совести, нашем всем» — бегло. Сейчас ведь не любят много читать… Времени мало.

От редакции

БССР и Беларусь — страна полицаев…

Итак, для завязки разговора, вот вам отрывок из недавнего, ставшего каноническим интервью госпожи Алексиевич российскому изданию «Медуза»: «Я всю жизнь прожила в стране полицаев. А что такое Беларусь, по-вашему? Тысячи белорусов служили в полиции. Не надо думать, что у нас все уходили в партизаны и только отдельные — предатели…».

Стоит ли тут возмущаться или говорить о провокации со стороны продажной путинской прессы или временном затмении героини? Да нет, зачем же. Все логично.

Как раз тот самый «бел-чырвона-белы сцяг», в который лихо заворачивается нынешняя оппозиция, был весьма люб товарищам, служившим в белорусской полиции с 1941 по 1944 год. Они под ним много чего тут натворили. Не так ли, Светлана Александровна? Это же теперь ваш символ, возвращение к «страчанай» Беларуси? Вы так видите европейские ценности: уроженка советской Западной Украины, ставшая белоруской писательницей, ни строчки не написавшей по-белорусски, но… Изрядно преуспевшая в нагромождении историй, былей и откровенных небылиц, вашу страну (СССР и Беларусь заодно) выставлявших весьма в неприглядном свете перед Западом.

Поэтому там вас переводят, читают взахлеб на протяжении тридцати с гаком лет. Отмечают и награждают, как свою, открывшую всю мерзость красной империи — почище любого Солженицына. Ай, молодца…

История про железного Феликса, открывшая путь в литературу  

Кстати, насчет утраченной («страчанай») Беларуси и истинной правды, которые вы являете миру с завидным постоянством. С чего все начиналось? Тут целая история.

Мы не будем напрягаться сильно и искать «жывыя вытокi крынiцы творчасцi» Светланы Алексиевич. За нас уже все сделал в своем живом журнале человек, скрывающийся под бравым ником pulemjotov.

Он не поленился и раскопал сентябрьский номер журнала «Неман» за 1977 год, посвященный столетию со дня рождения… товарища Дзержинского. И там размещен очерк С. Алексиевич под названием «Меч и пламя революции».


Боже ты мой, чего там только ни сказала Нобелевская лауреатша, так лихо обличавшая советского, красного человека в своей «тронной лекции» по случаю вручения ей Нобеля. Слово ей, преуспевающей белорусской журналистке образца 1977 года: «Ловлю себя на мысли, что мне всё время хочется цитировать самого Дзержинского. Его дневники. Его письма. И делаю я это не из желания каким-либо образом облегчить свою журналистскую задачу, а из-за влюбленности в его личность, в слово, им сказанное, в мысли, им прочувствованные...».


Ну что ж. Мысли о товарище Дзержинском хорошие. Весьма позитивен момент, когда женщина влюбляется в праведного человека. Только одно непонятно: почему присвоение нобелевки С. Алексиевич в 2015 году вызвало бурную радость именно у тех, кто больше всего проклинал большевиков и обзывал Дзержинского плохими и просто матерными словами? Чудеса, да и только.

Как бы там ни было, заканчивается статья в «Немане» просто шедеврально: «Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чьё имя - Феликс Дзержинский – «меч и пламя» пролетарской революции».

И где тот сын, и где то поклонение?

Не будем отнимать у автора ЖЖ pulemjotov возможности высказаться: «Интересно, приехала, поклонилась? Если, да, то как оно там в Стокгольме, на присуждении Нобелевской премии, витал ли неумирающий дух Дзержинского?

Я не ёрничаю, я говорю правду: Если бы не было этой статьи про Дзержинского в «Немане» 1977 года, как и других подобных статей, то не было бы и нобелевской лауреатки писательницы Алексиевич. Была бы уборщица служебных помещений Алексиевич, в лучшем случае — журналистка сельской малотиражки Алексиевич. Никто бы про неё в Стокгольме не узнал. Потому и спрашиваю — отразила ли лауреатка в своей нобелевской речи то, какую роль сыграл в её судьбе товарищ Дзержинский?»

Не нужно считать все это завистливым, трусливым полубредом спрятавшегося под «пулеметным» ником человечка. Ведь он прав в основе своей.

Алексиевич всегда очень точно умела приспосабливаться. В советское время она писала очерки про рыцарей революции и в итоге получила статус писательницы. Во времена перестройки и расцвет «Огонька» стала откровенно работать на западную аудиторию. Ее «Цинковые мальчики» — это для нее, родимой, для европейской и американской публики. Тогда это стало не просто можно, а даже модно.

Ну а во времена независимости сначала эмигрировала, потом вернулась… И продолжила работать на западную аудиторию.

Здесь ее читать не особо готовы. По оценке Татьяны Толстой, работает Алексиевич всегда грубыми методами, «на выжиманиях слезы». А нам это надо?

«Цинковые мальчики» и оценка Чергинца

А вот что говорил в интервью нашему порталу не нуждающийся в особом представлении Николай Чергинец, участник боевых действий в Афгане: «Однозначно считаю, что не стоит возносить на пьедестал роман Светланы Алексиевич «Цинковые мальчики». Там слишком много откровенного вымысла. Мне прекрасно известно, как и почему ее на путь документальной прозы направил Алесь Адамович. Я сам это все видел и слышал, но подробности раскрывать не стану.

В своей книге за основу Света взяла интервью с матерями погибших там ребят, а также выжившими мальчишками. Так вот. Очень часто ей говорили одно, а на основании услышанного она реализовывала порой какие-то дикие фантазии… Лично мне кажется, дело тут в том, что войны она в глаза не видела. Сказать что-то новое было ей практически невозможно.

Поэтому она решила создавать какие-то литературные коктейли на заданную тему.   Взяла жареные факты и сочинения на тему войны в той же Африке, других странах, не постеснялась прямых заимствований из культового романа Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда», добавила это все к фрагментам своих эксклюзивных интервью. И получились… «Цинковые мальчики».

Будь это просто роман о войне в какой-нибудь Альфа Центавре — нет проблем. Но ведь там шла речь про реальные боевые действия, назывались конкретные имена…. Это все — плохо. И никакая Нобелевка меня не убедит в обратном».

Открытый вопрос

Вы и сейчас считаете, что перед нами — совесть нации; писатель с большой буквы; инженер, извините за выражение, человеческих душ? Что ж, это ваше право — всякая оппозиция заслуживает своих героев, идеалов и идолов. У белорусской они вот такие — «рыцари и рыцарши без страха и укропа».  


Комментарии
Комментировать
Вас может заинтересовать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
pomogut.by
Белорусский республиканский союз молодежи
brsm.by
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by