Грустная история про одного партизанского командира и разные совпадения, очевидные-невероятные
На отшибе…

На маленьком сельском кладбище деревни Пекалин, что в Смолевичском районе, есть одна странная, полузаброшенная могила. 

Выкрашенный синей краской прямо поверх ржавчины православный крест увенчан... покореженной красной звездой. Убогий, какой-то недоделанный цветник. И грубо притороченная к кресту табличка, где от руки написано: Винокуров Степан Кузьмич. Партизан.


И годы жизни, из которых следует, что партизан Винокуров то ли умер, то ли погиб 30 апреля (19) 88 года. На цифры «1» и «9» черной краски явно не хватило. Жаль.  

Человек-то этот весьма примечательный. Он командовал партизанским отрядом имени Комсомола, входившим в состав бригады «За Советскую Белоруссию».  Отряд, созданный осенью 1941 года, менее чем за 3 года своего существования допек немцев невероятно.

Достаточно сказать, что сразу после взятия Минска (в июле 1944 года) серьезно раненый Степан Винокуров лично сумел сдать в столичный Дом правительства 17,5 кг золота, реквизированного его «хлопцами» у немцев в ходе боевых действий и акций.

Российский след

Сейчас трудно сказать, что можно было приобрести во время войны на пуд золота. Но в любом случае — это был весьма серьезный вклад в восстановление разрушенного города. Либо же эти средства могли пойти на военные цели. Да мало ли...

Конечно, многие могут позволить себе фантазии, насколько шикарную жизнь мог обеспечить себе данный человек, если б припрятал «золотой запас» для себя, родимого. А потом, уже после войны, потихоньку начал использовать его в личных целях.

Однако мысль эта — совершенно бредовая. В отряде россиянина Степана Винокурова дисциплина и боевой дух были невероятные. Стальные, как и его дух.

Известно, что он приказывал расстреливать без суда и следствия своих бойцов за любые реально выявленные факты мародерства в отношении мирных сельчан.

Однако после войны этот по-настоящему героический командир, истинный человек чести, не нашёл себя в пресловутой мирной жизни.

Уехал на Родину — в Россию, по партийной линии не пошёл, о каких-то благах для себя не заикался. Тихонько плотничал, нигде себя не выпячивая. Семейная жизнь при этом не сложилась.

И уже разменяв седьмой десяток, в 80-е годы прошлого века, он оставил все семье и… появился в ставшей ему родной Беларуси.

А точнее, на пороге хаты своего старшины, «земляка-русака» Васьки Серикова. Мол, Вася, с которым мы вместе выходили из окружения в 1941 году, потом три года бок о бок сражались и кровь проливали, всегда поможет и ни за что не бросит в беде.

Кстати, оба они были ранены при атаке на немецкий гарнизон вблизи деревни Загорье летом 1944 года, когда партизаны действовали рука об руку с войсками стремительно наступавшей на Минск Красной армии, загнавшей немцев в гигантский котел.

Отряд Винокурова понёс просто чудовищные потери в ходе прямых столкновений с обреченными фашистами…  

Увы, друг командира, Василий Васильевич Сериков, жизнь прожил не слишком долгую и счастливую. Ему тяжело аукнулось «загорьевское ранение» в бедро. Через 5 лет, в 1949 году, этому тридцатилетнему мужику-жизнелюбу, душе и любимцу всего отряда, ампутировали ногу. А дальше он к медленно и мучительно умирал. Хотя старался работать до последнего, чтобы не стать обузой для семьи…

В общем, в хате Сериковых встретил Винокуров жену Василия, бывшую связную своего отряда – Липу Малаховскую, а ныне — Олимпиаду Константиновну Серикову.


Ну а дальше начались сугубо бытовые вопросы, не особо простые. Человека нужно было как-то обустраивать, прописывать, давать крышу над головой или хотя бы угол предоставлять.

Печально, что выбившийся в ректоры столичного пединститута один из его бывших бойцов помогать Винокурову категорически отказался. Мол, как бы чего не вышло… Война войной, а мы же не знаем, что там с Кузьмичом в мирной жизни происходило. С какой стати это он на старости лет сюда приехал? Ой, не все так просто.

В итоге пожилой партизан несколько озлобился. Мягко говоря. Больше помощи ни у кого не просил, связей и выходов наверх не искал.  

И вопросы обустройства бывшего командира на белорусской земле окончательно взяли на себя жена и дети его партизанского друга Василия Серикова, давно уже этот мир покинувшего.

Постепенно Степан Кузьмич получил дополнительный постоянный приработок к пенсии, успел обзавестись жильём в посёлке Сокол, быстро вошедшем в черту Минска. Но очень быстро после получения своего жилища... скончался. Скажем так, нагнали последствия войны. Про мощный монумент на его могиле сказано в самом начале текста. 

«К чему эта история?» — спросите вы. Так вот, она в первую очередь о человеке, который при жизни в силу характера недополучил многое из того, на что по абсолютнейшей справедливости мог рассчитывать. Что ж, бывает, причем весьма часто…

Но знаете, она еще и про нас с вами — в какой-то степени. То, что через 30 с лишним лет после смерти так выглядит могила реально крутого партизанского командира, самого настоящего героя — это уже просто неприлично.

Прах этого замечательного человека может быть с почестями перезахоронен в центре деревни Пекалин. В братской могиле, где вечным сном спят порядка 200 партизан и бойцов Красной армии, сражавшихся и погибших в этих местах.

Украинский момент

Пожалуй, одна из самых известных фамилий, выбитых на гранитных плитах пекалинского мемориала — Георгий Шербицкий, бывший политрук отряда имени Комсомола, по совместительству — младший брат легендарного «хозяина советской Украины», Владимира Васильевича Щербицкого, дважды Героя Социалистического труда, одного из лучших друзей Брежнева.


Георгий Шербицкий

Говорят, Владимир Щербицкий мог стать брежневским преемником и оказаться генсеком вместо Андропова — не хватило нескольких месяцев. Но история не знает сослагательных наклонений.

А получилось так, как получилось. Еще вчера лизавшие пятки Щербицкому коллеги и друзья по высшему управленческому эшелону  в конце 80-х затравили этого человека, сведя его в могилу буквально за несколько месяцев унижений, оскорблений и прямых преследований. Не исключено, что Украина сейчас расплачивается еще по тем историческим счетам. Впрочем, мы отвлеклись.

Что же касается Георгия Щербицкого, то он был смертельно ранен в голову в том же жутком бою близ деревни Загорье, про который мы уже говорили выше. А скончался фактически на руках у Олимпиады Малаховской, исполнявшей обязанности медсестры. Она одновременно выхаживала раненного в том же бою Васю Серикова, своего будущего мужа.

Такие вот совпадения.

Послевоенные ралли

Откровенно говоря, странно, что мемориал в деревне Пекалин и о том, кто там лежит, известно не так уже много. Он как-то в стороне от больших троп. Что тут скажешь — партизанский край, так исторически сложилось.

Однако для мирного времени эта отдаленность и отсутствие «информационного звона» не так хороши.

Допустим, в интернете вы запросто можете найти вполне официальную информацию, что Георгий Щербицкий погиб на фронте в 1943 году…

Из-за таких вот нелепиц происходят часто очень неприятные моменты.

Скажем, Татьяна Ивановна Щербицкая уже после войны активно искала людей, которые смогли бы рассказать ей о последних мгновениях жизни своего младшего сына.

В итоге одна из местных женщин, из Волмы кажется, не имевшая никакого отношения ко всей этой истории, на голубом глазу показала несчастной матери фейковое место гибели Георгия и что-то наплела о его последних словах. Бог ей судья. Хотя плохо, что женщина эта работала завучем в одной из школ в Смолевичском районе…


Мне доподлинно это все известно от Дмитрия Васильевича Серикова, который в 60-е годы, будучи студентом пединститута, написал письмо на имя Татьяны Ивановны с предложением посетить его мать, Олимпиаду Константиновну, и узнать реальную правду о том, как умер Георгий Щербицкий, ее самый младший сын Жора.

Но в итоге все закончилось малоприятными разбирательствами, обвинениями в самозванстве со стороны… Сериковой. Мол, не было женщин под такими фамилиями в отряде имени Комсомола. Потом выяснилась вся правда про смену фамилии с Малаховской на Серикову, обвинения рассыпались, но….

Татьяна Ивановна Щербицкая больше в Белоруссию не приезжала. Доподлинно неизвестно, бывал ли ее знаменитый старший сын на могиле младшего брата в Пекалине.  

А в завершение — еще одна история.

О том, что война — дело грязное и невероятно жесткое, мог бы многое рассказать любой реальный фронтовик.

Но то, что происходило в оккупированной деревне Дехань в 1942 году, слишком даже для того дикого и одновременно времени.

Абсолютно быковская тема

В материале «Неизвестный широким кругам государственный символ» мы обмолвились о том, как погиб отец Олимпиады Малаховской (Сериковой). Есть смысл сейчас уточнить кое-какие детали.

Итак, в конце июня 1941 года, когда Красная армия катастрофически отступала, один раненый молодой лейтенантик отбился от своей части. Фактически он умирал в лесу, где-то вблизи деревни Дехань на Смолевичщине. И бывший председатель местного колхоза Константин Малаховский пришел в ужас, увидев, как гибнет этот несчастный парень. Он для него выкопал землянку: перевязывал, кормил, поил. А когда наступили первые холода, забрал в свой дом. Рискуя жизнью своей и своей семьи.

Можно лишь представить, что было на душе у Константина Иосифовича. Ведь в августе 1941 года умерла его жена.

А тут еще отлежавшийся, вылеченный и выкормленный лейтенант сделал удивительный ход конем. Нет, он не пошел в партизаны, в лесу ему не понравилось. Поэтому этот мерзавец записался в поселковую полицию и начал проводить новый порядок в отдельно взятой сельской местности.

А закончилась та история самым диким образом. В 1942 году исполнился год по жене Малаховского. Из соседней деревни в Дехань пришел ее брат. Мужчины сели помянуть покойницу. И тут в хату зашел спасенный «лейтенант». Он зло посмотрел на хозяина и процедил: «Ну что, Константин Иосифович, без меня пьешь? Я тебе это припомню».

И вскоре добродетельного главу семьи арестовали и оперативно расстреляли, по стандартному обвинению: «за связь с партизанами».

Ну а его старшая дочь Олимпиада, понимая, что может ждать оставшееся семейство Малаховских, забрала двоих сестер и брата, да и ушла в партизанскую зону. Бояться, верить и просить она разучилась очень рано.Воевала она бесстрашно, невероятно самоотверженно. Ей было кого ненавидеть и за кого мстить.  

Впрочем, Олимпиаде Константиновне мы посвятили отдельную публикацию. А эта, пожалуй, может считаться завершенной. 

P.S. Ждем ваших откликов и  историй,  которые могут в итоге стать достоянием современности на нашем портале. Пишите. Адреса для связи указаны на главной странице сайта.  


Комментарии
Комментировать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
pomogut.by
Белорусский республиканский союз молодежи
brsm.by
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by