Закрученный сюжет одной книжки
Кто вы, Свиридов-Славин, или что мы знаем о бессмертии

С Николаем Ивановичем Чергинцом, не нуждающимся в наших представлениях, всегда есть, о чем сказать «пару слов».

Впрочем, так бы могли выразиться в Одессе.

А у нас все же Минск. Июнь. Рубрика «Беларусь помнит». И в ее рамках Николай Иванович рассказывает про Владимира Свиридова — своего товарища, ветерана Великой Отечественной, высокопоставленного сотрудника органов внутренних дел.

К сожалению, 13 лет назад Владимир Михайлович ушел из жизни. Как говорят в таких случаях, «война его догнала». И это еще один повод, чтобы вспомнить человека, рисковавшего не раз и не два жизнью, чтобы сегодня у нас все было сегодня достойно и достаточно спокойно.

Но тут необходимо предисловие «в тему».

Получилось так, что к абсолютно подлинным фактам из книги Чергинца «Вам — задание», написанной в начале 80-х годов прошлого века, некоторые высоколобые начальники, тогдашние «генералы от литературы», отнеслись с недоверием. И абсолютно напрасно.

У главного героя этого романа, Владимира Славина, был реальный прототип — Владимир Михайлович Свиридов, сын подпольщика Свиридова, наборщика знаменитой подпольной газеты «Звязда», издаваемой патриотами в оккупированном фашистами Минске.  А они в это решили не верили. Ну а дальше — сама история.

Пушкина при таком ранении не спасли, а тут — такие чудеса

Для самого Володи Свиридова война началась в 13 лет. А в свои 14 уже он активно сотрудничал с партизанским отрядом.

Вскоре был вынужден стать партизаном: гестаповцы арестовали его мать и отца, а сам он каким-то чудом спасся и смог покинуть город, в котором, как известно, был свой, «минский фронт, на котором руины стреляли в упор».

Так вот, в партизанском отряде, действовавшем в Минской области, парень был разведчиком, подрывником, быстро освоился и… Должен был по всем законам жанра погибнуть, смертью храбрых

Но сейчас бы сказали, что у него был свой ангел-хранитель, причем очень сильный. Судите сами.

Володе еще не исполнилось 15 лет, а ситуация для него сложилась просто аховая. Дело в том, что во время боевой партизанской операции на Воложинщине он получил пулю в живот.

И должен был умереть в страшных муках — от такого ранения тогда, как правило, спасения не было.

А тут еще «полевые условия», не позволявшие провести самую простую операцию.

В нормальный же госпиталь парня с пулевым ранением было доставить нереально: все контролировалось немцами. И там бы ему выписали больничный на тот свет мгновенно.   

Но на большое счастье парня в отряде был абсолютно «безбашенный» человек — смелый и к счастью, очень профессиональный фельдшер. Из лезвия обычной косы он сделал подобие скальпеля, прокалил его на огне…

Дальше в глотку несчастному умирающему пареньку вместо наркоза и обезболивающего насильно влили стакан самогона. Четверо дюжих мужчин держали раненого за руки и ноги, а фельдшер резал по-живому. Вот такая операция.

В итоге этот «хирург-экстремал» достал пулю; зашил рану, как мог, грубыми стежками… И Владимир выжил.

Он еще успел повоевать, принимал участие в освобождении Белоруссии.

«Вижу, вы узнали меня, сударыня»

А когда война покатилась на Запад, толкового и смекалистого, хотя и несовершеннолетнего юношу выделили из общей массы.

Великую Отечественную войну тот заканчивал, находясь в войсках Министерства внутренних дел. После демобилизации его направили учиться.

Обучался в Минской, а потом еще и в Ашхабадской офицерских школах милиции. Работал в Сибири, в Средней Азии…

Кстати, в Сибири с ним произошел такой примечательный случай. На отдаленной станции, за прилавком привокзального буфета, он обнаружил изрядно постаревшую, сильно изменившуюся барышню, которую с трудом, но вспомнил. На ее совести был провал нескольких групп минского подполья. Вот такая получилась встреча «старых друзей».

Надо полагать, для буфетчицы закончилось все очень плохо. Предателей, на чьих руках была кровь патриотов, в послевоенной измученной стране не всегда доводили даже до зала суда.

Впрочем, доподлинных фактов у нас по этому эпизоду нет. И спросить уже не у кого. Мы его привели лишь для того, чтобы показать, какая цепкая профессиональная память была у этого, совсем еще молодого человека; как быстро он «прокачал» давным-давно внедренную в минское подполье предательницу, которой удалось затеряться потом на просторах огромной страны.

Классикой жанра такой работы считается сцена из фильма «В августе 44-го». В интернете легко найти отрывок по ссылке: «Качай его Паша, качай»  

Но это — кино. А мы возвращаемся к реальности. В 1960 году, уже умудренный опытом оперативной работы и разменявший четвертый десяток, Владимир Свиридов вернулся в родной Минск.

И стал оперуполномоченным отдела уголовного розыска.

Ему доверялись наиболее сложные, запутанные дела.

А службу свою в органах он заканчивал полковником — начальником уголовного розыска белорусской столицы, весьма значительной фигурой в системе органов внутренних дел. Причем не только республики, но и всего СССР.

К сожалению, сегодня о нем помнят только старые сыскари, что не совсем правильно. Впрочем, это уже — тема для другого разговора.   Вернемся к книжной теме.

«Книга судеб»

И вот, взяв некоторые факты из удивительной жизни В. Свиридова за сюжетную основу, Н. Чергинец (на тот момент — весьма высокопоставленный сотрудник МВД) написал книгу про своего товарища. Абсолютно реалистическую, биографическую даже. Оставалось ее издать.

Но там случился крутой поворот, которого не ждали. О нем Николай Иванович сегодня вспоминает так:

«Когда книга была готова, тогдашний главный редактор издательства «Беларусь» Щеглов… натурально восстал против моего героя. По его мнению, тот не мог он выжить. При этом Щеглов постоянно кичился тем, что сам был в партизанах, и ложь на эту тему чует за версту.

Меня это очень зацепило, и это еще очень мягко будет сказано.

В общем, я пришел к директору издательства с двумя спутниками в штатском и попросил позвать нам главного редактора.

Разговор очень быстро пошел на повышенных тонах…

— Что вы там написали, — наседал Щеглов на меня. — Это же полная липа, неуклюжий вымысел! Я сам был в партизанском отряде. Такого, что вы наворотили в своем так называемом произведении, не могло быть. Умереть ваш Славин должен был в самом начале, и вся история.

— Не знаю, как обстояли дела в вашем отряде, — отвечаю ему, стараясь держать себя в руках. — А в том, про который я написал, не умирали.

Дошло до того, что показал ему документ — справку о том ранении. «А… Тогда за самогон любую бумажку можно было купить», — отмахивался от меня этот чертов оппонент. Прямо как от мухи.

И тогда я использовал свой последний аргумент: «А ну-ка, Владимир Михалыч, задери-ка ты свою рубаху, нам тут стесняться некого!»

Дело в том, что одним из спутников Чергинца в издательстве в тот день был Свиридов. И он спокойно показал собравшимся свой страшный, бугристый шрам на животе.

А вторым штатским, сопровождавшим Чергинца, был тот самый «безбашенный фельдшер», который и делал ту самую операцию.

В общем, главный редактор Щеглов был «умыт» по полной программе.

А Николай Чергинец забрал рукопись своего нового романа из того издательства и отнес в недавно созданное — «Мастацкая лiтаратура». Там книга и была в итоге успешно издана.


А ты порой полжизни ждешь, когда оно придет — твое мгновение

В какой-то степени можно сказать, что уже тогда, в начале 80-х годов, Свиридов-Славин получил бессмертие. Герои настоящих книг не умирают. Пусть и пафосно звучит, но абсолютно искренне с нашей стороны.

В общем, если вы хотите побольше узнать, что происходило в жизни Владимира Свиридова, и почему он заслуживает стать частью нашего проекта «Беларусь помнит» — предлагаем ознакомиться хотя бы бегло с романом Н. Чергинца «Вам — задание».

А наша небольшая история сегодня завершена.

Хотя нет. Чтобы вызвать у вас интерес к данной книжке и персоне Владимира Славина, главного героя, публикуем небольшой отрывок этой милицейской прозы.

В нем очень хорошо прорисовывается личность героя нашей публикации. Да и забавно опять же. А то как-то все слишком серьезно получилось.

 Итак, вот она, небольшая глава романа. В ней рассказывается об одном реальном эпизоде из службы Славина-Свиридова в Сибири в качестве опера и о том, как он возился с местным шоферюгой Мартовым — парнем хоть и хорошим, но запойным, вечно попадавшим во всякие истории. 


«Сами пейте, или серьезное лицо — это еще не признак ума»

... Он  так замечтался, что не обратил внимания на стук в дверь своей комнаты. Стук повторился. Владимир, набросив шубу, вышел в сени и открыл дверь. Возле неё стоял дежурный:

— Слушай, Владимир Михайлович, опять твоего подопечного Мартова доставили. Может, поговоришь с ним, разберешься?

Лейтенант заметил, что дежурные, пользуясь тем, что он жил рядом, часто просили его разобраться с кем-нибудь, хоть могли и сами принять решение. Он не обижался. Было даже приятно, что в нем нуждаются. Владимир спросил:

—Что он опять натворил?

—Да снова тещу и жену погонял.

—Вот человек, обещал мне, что и пальцем больше не тронет их! Хорошо, я сейчас приду.

В дежурной комнате сидел Мартов. Увидев Славина, он вскочил и скороговоркой начал:

— Владимир Михайлович, честное слово, я не трогал их! Просто так получилось, я вам сейчас всё объясню.

После того случая, когда в кузове машины Мартова обнаружили труп, а Славин в короткий срок отыскал настоящего виновника и снял подозрения с водилы, авторитет оперуполномоченного в глазах шофера заметно вырос. И когда однажды Славин пригласил к себе Мартова, шофер в доверительной беседе обещал исправиться и изменить своё поведение. Но вот опять Мартов в отделении милиции.

— Понимаете, я после нашей беседы… после этого случая с убитым решил твердо: пить буду только в меру и охоты на жену тещу больше устраивать не стану. И все шло, как я решил. Даже бабы диву давались. И вот в прошлое воскресенье я лег на кровать в своей комнате и заснул. А тут разбудил меня какой-то шум.

Прислушался, а это к теще и жене соседка пришла. Скажу я вам, препаршивая она баба, ко всем со своими советами суется.

Слышу, что теща и жена меня хвалить начали: «Немного лучше стал, не дерется и выпивает меньше». А соседка, зараза старая, говорит: «Бабоньки, я вам давно хотела дать верный совет, как совсем вылечить его от пьянства».

Тут мои давай просить, чтобы сказала свой рецепт. Та говорит: «Купите бутылку водки, отлейте из неё стакан, а в бутылку собачьей мочи налейте и дайте ему стакан этой смеси. Гарантирую вам: после этого он на водку и смотреть не будет».

Слышу, мои заинтересовались и стали думать, где бы им добыть собачьей мочи. Я хотел встать, взять эту соседку за шиворот и вытряхнуть её из дома, да заодно и своих под кровать загнать. Но передумал и решил проучить баб.

С того момента стал я следить за тещей и женой. Во вторник теща вечером мне, как бы между прочим, говорит, что купила корень женьшеня и настаивает его в водке. Я, конечно, виду не показал, что знаю о их замысле, какой собаке этот корень принадлежит… А только тихонько обыск в доме произвел, и нашел в чулане, под перевернутым ведром, на полу это «зелье».

Купил бутылку водки, налил туда для цвета немножко чайной заварки, и подменил ту бутылку, а сам жду. И вот как раз сегодня прихожу я с работы, отпустили на час раньше, завтра в рейс. А теща таким елейным голосом, чтоб ей этот корень поперек горла стал, говорит: «Зятёк, выпей стаканчик водочки, настоянной на женьшеневом корне. У тебя аппетит будет лучше».

Ну я и говорю: «Раз угощаете от души, то не откажусь». Теща зыркнула на жену и отвечает: «От души, зятёк, от души!» А сама — шась в чулан и приносит бутылку. Налила мне стакан, я выпил и за суп взялся, а сам краешком глаза за ними слежу. Ну а они на меня таращатся, ждут, значит, что со мной сейчас случится.

Съел я суп, второе к себе придвинул, а женка мне и предлагает:

—Может, ещё выпьешь?

— Не откажусь, — отвечаю.

Выпил я второй стакан, теща на женку, а женка на тещу глазами стреляют. Съел я второе и, уже не спрашивая, сам вылил в стакан остальную водку и вместо компота запил обед. После этого я вытер губы и как гавкнул на баб. У тех очи на лоб полезли, а я думаю: «Сейчас я вам покажу собачью мочу!»

Встал на четвереньки и давай на них лаять. Жена включила четвертую скорость и — шась из комнаты. Слышу, как дверь наружная хлопнула, значит, и в кухне не задержалась. Сморю, и тёща вдоль стенки хочет к дверям добраться, собирается деру дать.

Схватил я зубами за низ её халата и, на четвереньках, по-собачьи, начал трепать его и рычать при этом. Тёща меня почти через всю комнату протащила, будто за ней черти гнались. Вырвалась, оставив у меня в зубах кусок подола халата, и вслед за женкой на улицу торпедой понеслась.

Ну, я сел себе на диван и хохочу, а тут ваши работники приезжают, взяли меня за шиворот и сюда привезли. А за что, я вас спрашиваю? Ну выпил — это факт! Но не бил же я их, не бил!

И Мартов, опустив голову, горестно замолчал.

Славина душил смех, он не сдержался и захохотал. Успокоившись, подошел к Мартову и положил на его плечо руку.

— -Иди домой, Леонид Степанович, только больше не рви на них одежду, хватит с них и этого. Ну, а что касается водки, то мой совет — отвыкай. Ты же шофер и хорошо должен знать, до чего может довести пьянка.

Мартов поднялся и, тихо сказав «спасибо», вышел из кабинета.

Приключение Мартова Славин своим друзьям и коллегам потом долго рассказывал как занимательный анекдот».

Комментарии
Комментировать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
pomogut.by
Белорусский республиканский союз молодежи
brsm.by
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by