Одна семейная, витебско-лиозненская история
Как в сказке. Было у отца три сына…

Есть такая традиция. В канун 9 мая и немного после на постсоветском пространстве много говорят, пишут и показывают про войну, про «сороковые роковые, свинцовые пороховые»… Нам захотелось рассказать о том времени, но не столько  через призму формулы «о подвигах, о доблести, о славе», а как-то по-своему, по-семейному.

Наше и не наше время

Николай Игнатьевич Жариков, ветеран войны, коренной лиозненец, давно уже живущий в Витебске, 9 мая отмечает свой день рождения. Так ему подвезло родиться на свет — в 1926 году.  Всезнающие эксперты утверждают, что с «этого года если призывали, то все равно война уже шла на убыль, заканчивалась». Мол, везучие ребята были, которые в 1926 году родились... 

Все так и не совсем так. Но позже на тему «везения» поговорим.

Ему очень тяжело сегодня. Полгода, как ушла навсегда любимая «жена Фаинка», с которой они прожили вместе больше 60 лет. 

Такое всегда послушное, мускулистое тело слабеет, наворачиваются непрошенные слезы на глаза, атакуют отнюдь не оптимистические мысли. Дальше можно было бы пожелать ему долгих лет жизни, бодрости духа, здоровья личного и всем родным… А потом огласить пышный панегирик про истинное величие духа солдата-освободителя.

Очень многие тексты к 9 мая вполне искренне бывают сделаны так, по замечательно универсальной формуле.

Да простят меня хранители традиций, но я принципиально отойду от подобных стандартов.

Мне в силу определённых причин довелось не раз и не два доверительно общаться с Николаем Игнатьевичем. 

 И через его восприятие войны я хочу показать историю семьи, которой довелось не просто жить в то время, но и принимать его очень жесткий вызов и удары.


Так вот, в семье Жариковых изначально-то получалось все как в сказке: было у отца 3 сына.

Правда, младший, Николай, дураком никогда и близко не был.

Но начнём мы рассказ не с него.

Отец 

Игнатий Власович Жариков был родом из-под Лиозно. Человек этот нашёл и реализовал себя в медицине. Большую часть жизни отработал фельдшером.

Правда, подняться выше по этой врачебной иерархии не получилось: не хватало высшего образования. 

Для него война началась далеко от дома: был он то ли на курсах, то ли в командировке. Поспешил домой, в Лиозно. Считалось ведь, что любой враг будет разгромлен нашими героическими войсками вблизи границы, если этот самый враг туда только посмеет сунуть свой нос.


В общем, пока его жена Полина Арсентьевна с 15-летним сыном Колей эвакуировалась вглубь страны, Игнатий Власович торопился на малую Родину: давать отпор врагу.

В итоге он оказался в оккупированном немцами Лиозно. Чудом остался в живых. Его проходящий немецкий наряд принял за еврея: волосы черные, аусвайса нет. Все, слезай. Приехали.

Дальше у немцев было просто. Жарикова-старшего уже повели за черту поселка, в печально известную балку, на расстрел. Но тут в ситуацию вмешалась судьба. На пути этой мрачной процессии оказался недавно назначенный комендант Лиозно (в прошлом директор и учитель немецкого языка местной школы).

Он тут же узнал фельдшера, который под категорию «юде» ну никак не подходил. Произвёл дознание, поставив по стойке смирно тупых молодцеватых исполнителей, наорал на них...

И Игнатий Власович оказался свободен… благодаря коменданту-предателю. Вот и верь после этого обличительным рассказам про то, что все сотрудничавшие с немцами граждане были повально мерзавцами и изменниками.

Надо полагать, с приходом Красной Армии самому фельдшеру Жарикову пришлось объяснять, что он делал на оккупированной территории и кого лечил с 1941 по 1944.

Тем не менее, каких-то серьёзных последствий ему удалось избежать. И после войны он занимался тем, что умел и любил делать лучше всего: лечил и спасал людей. Стал таким своеобразным универсальным семейным доктором, знаменитым на всю Витебщину, не говоря уже про Лиозно.

Однако сам себя он «проглядел», что называется. То ли из-за перенесённых военных и послевоенных страданий, то ли ещё по какой причине, но, будучи еще довольно молодым человеком, Игнатий Власович стремительно сгорел от онкологического заболевания.

Говорят, его хоронили всем Лиозно; десятки людей приехали из Витебска отдать ему последний долг.

Это к вопросу о том, как относились люди к хорошим врачам во все времена. 

И все же собственно военного в этой небольшой биографии не так много. Идем дальше.

Сын Михаил

Про этого человека трудно писать максимально развёрнуто. У нас тут не литературная газета, выдумывать образы не приходится. Но информации мало. А что сказать про молодого парня, навеки молодым и оставшегося?

Вот он смотрит на нас с фронтовой фотокарточки: молодой лётчик-истребитель с прямым открытым взглядом.


Он воевал на Курской дуге в 1943 году. 

В одном из воздушных боев уже в 1944 году был сбит. Его преследовали немцы.

А Михаил не хотел выпрыгивать с парашютом, ибо был риск попасть в плен. В общем, возвращался на базу и совсем малость не дотянул. Его американский самолет Р39 «Аэрокобра» за километр до своего родного аэродрома вошел в штопор... Взрыв.

И Михаил Жариков «погиб смертью храбрых». До конца войны оставался всего год. А ему самому было чуть больше 20.

Сын Леонид

Леонид Жариков начало войны встретил в Сибири. Он там служил срочную службу. О том «его времени» напоминает вот этот фотокадр. Там все сказано: привет из Москвы.


По одной из версий, именно Сибирские дивизии, брошенные под Москву ближе к декабрю 1941 года, помогли отстоять столицу СССР от захвата немецкими войсками и полного уничтожения.

К сожалению, никаких особых воспоминаний о своём участии в той грандиозной битве Леонид Игнатьевич Жариков нам не оставил.

То ли нельзя было, то ли, как многие фронтовики, войну вспоминать не любил. При этом   у него сложилась очень серьёзная послевоенная жизнь.

Отличный спортсмен. Блестящий учёный. Великолепный организатор. Да просто красавец — совершено кинематографической внешности был человек. Не стал бы ученым, вполне мог бы проявить себя в кино.


 
Но он в 39 лет от роду уже стал ректором института физкультуры в Минске. Однако беда к нему пришла оттуда, откуда в общем-то и не ждали. Природа появления онкозаболеваний неведома доподлинно и сейчас, а тогда, без малого 50 лет назад — тем более.

Можно предполагать и наследственное происхождение, кто-то увидит причину в «неизвестной войне» Леонида Жарикова-старшего, кто-то предположит, что дело в нелегкой ноше ректора, которую он на себя добровольно взвалил.

Мы же можем сказать одно. Этот звёздный для своего времени человек умер, когда ему было 50 лет. В самом расцвете сил.

Вот несколько строчек из его скупой биографии, мелькнувшей в интернете. «Окончил Витебский медицинский институт и Белорусский институт физической культуры. С 1962 по 1970 годы — ректор этого института.

Под его руководством была открыта проблемная научно–исследовательская лаборатория, велись работы по строительству спортивных объектов и учебных сооружений института. Научные работы посвящены в том числе влиянию факторов внешней среды на изменение уровня артериального давления у спортсменов».

Сын Николай 

Кто-то может сказать, что сегодня Николай Жариков невольно живёт за своих братьев. Вот, мол, повезло человеку. Знаете — не нужно тут о везении болтать. Как говорится: «Жизнь прожить — не поле перейти». В общем, достойная жизнь на виду — это по-своему очень тяжелый труд.

Меня не поймёт Николай Игнатьевич, если я начну рассказывать о его невероятном героизме и огромном вкладе в общую Победу.

По большому счёту, его война — это история мальчишки, оказавшегося в кровавом круговороте, после которого быстро становишься мужиком и вряд ли чего-то сможешь испугаться в этой мирной жизни. 
В общем, факты вкратце таковы. Когда война с Германией началась, его, пятнадцатилетнего, эвакуировали в Мордовию.

Там он доучился до 9 класса, достиг 17 лет. И был призван в Армию. Солдат матери-Родине уже не хватало и на такую мелочь, как неполные 18 лет, никто не смотрел. 

Правда, поехал он в 1943 году на очень Дальний Восток — в Маньчжурию, в тайгу. Чтобы через 2 года, в августе 1945-го, стать участником скоротечной Советско-Японской войны. Она длилась около месяца, с 8 августа по 2 сентября 1945 года.

Японцы сражались, как истинные самураи-смертники. Несмотря на то, что очень сильно отставали от нас по уровню оснащённости военной техникой. Однако за 3 недели боев советские войска потеряли только убитыми около 12 тыс. человек. Официально…

Но сегодня Николай Игнатьевич не готов вспоминать яркие детали тех сражений. Двигались по тайге и сопкам, которые ему успели осточертеть.

Его воинская часть какого-то серьёзного, за гранью возможного сопротивления со стороны японцев не испытала.

Но в одном из боев красноармейцу-огнеметчику Жарикову одновременно… повезло и не повезло. Минный осколок срикошетил от висевшего на его спине баллона с горючей смесью и пробил ногу. Хотя могло быть все гораздо хуже для него. В общем, капитуляцию Японии Николай встретил в госпитале. Чтобы вылечиться и продолжить действительную военную службу.

Из первых лет своей военной карьеры он вынес постоянное, морально и физически убивающее чувство голода. 

А вот после войны жить и служить стало значительно веселее. Тем более, Николай проявил себя как отличный спортсмен. Имел разряды по лыжным гонкам, футболу, бегу, стрельбе. 

Конечно, провести 7 лет в тайге для мальчишки — то ещё «удовольствие». Помимо ранения, он на этих «сопках Маньчжурии» заработал цингу, лишившись части своих изумительных зубов.

Говорит, войсковой повар дядя Миша, татарин из Казани, к нему отнёсся как к сыну: подкормил и дал возможность как-то выправиться, сохранить здоровье.  За что ему — отдельная благодарность.

Здоровье старший сержант Жариков в армии приобрел, кстати, воистину богатырское.

Играл по 2 футбольных матча за день и никаких проблем. Товарищи офицеры из разных структур только диву давались.

В общем, его с одной стороны тянули к себе представителей силовых органов и предлагали отличную службу, с другой поступали предложения стать офицером Красной Армии с очень серьезной перспективой роста.

Однако главным в итоге стало приглашение от родителей и брата вернуться домой, в Лиозно. В 1950 году несмотря на все уговоры и посулы он демобилизовался. Кстати, последним местом службы был остров Даманский, на самой границе с Китаем. В 1969 году там произошло крупное столкновение советских пограничников и китайских вооруженных сил. Были десятки убитых и раненых с обеих сторон. Чуть не случилась новая мировая война.

Так что выбор его уже поэтому можно считать правильным. В свои 43 года кипучий Николай Игнатьевич вполне мог оказаться там и вряд ли бы действовал дипломатическими методами.

Но вместо этого он в свои 24 года от роду вынужден был садиться за парту и заканчивать 10 класс родной средней школы. В Лиозно начала 50-х его многие считали чуть ли не главным бандитом, поскольку любил подраться и совершенно не считался с тем, сколько там против него идёт и с какими железками.

Настоящий солдат остается им навсегда, даже если идет, одетый «по гражданке» . Но об этом послевоенные подростки не знали. И напрасно.

Да бог с ним, этим мнимым хулиганством

Он ведь сразу после гигантского перерыва из-за службы в армии, когда ему исполнилось уже 25 лет, сходу поступил в Витебский мединститут и успешно его закончил.


Параллельно всегда занимался спортом. Хотя главной любовью на все времена оставался футбол. До сих пор в Лиозно из уст в уста передают легенду про то, как капитан местной команды, центральный защитник Николай Жариков ударом от ворот до ворот…сломал штангу.

Я видел, как он смотрит сегодня футбол по телевизору и искренне негодует, когда здоровые мужики начинают кататься по полю после пустякового на его взгляд толчка. В его молодости упасть и долго лежать игрок мог только после остановки сердца. Другого не позволялось. За симуляцию могли как следует накостылять свои, ну а Жариков — тот в особенности.


А в общем, за счёт мощного сплава таланта, характера и воли Николай Игнатьевич сделал серьёзную карьеру в профессиональной сфере. Достаточно сказать, что он занимал пост главного эпидемиолога отдела здравоохранения Витебского облисполкома.


И ныне не просто «идет по разнарядке», а реально является значимым для города на Двине человеком.

Ну и как таких можно победить?

Я смотрю на эти фотографии и отчётливо понимаю, что стоит за фразой: такой народ непобедим.

Вот идут футболисты-солдаты. Знамя, естественно, несет капитан команды, Н. Жариков. И видно, что эту реликвию у него можно вырвать только с руками. Но кто ж это позволит сделать, когда вокруг такое окружение?


Тот же Николай Игнатьевич в свои 70 лет от роду выкидывал из автобуса здоровых мужиков, которые как-то не так смотрели на жену и что-то там бормотали. Он не разбирался, что они хотели сказать.

Жена его всю жизнь пыталась перевоспитать, сделать более спокойным, уравновешенным что ли. Ближе к 80 ей этой почти удалось.

Был он страстным охотником (см. отнюдь не постановочное фото «Человек с ружьем»), а также чрезвычайно жестким по отношению к людям, которые позволяли себя вести недостойно. По его молодости они могли получить серьезные проблемы со здоровьем. А молодость его длилась на их беду достаточно долго.    


Его сын Леонид, ставший очень и очень серьёзным спортивным врачом на союзном уровне, а также известным всему Витебску мануальным терапевтом, на разные лады говорит, смеясь, примерно следующее: «Папа был всегда бойцом по натуре, в очень широком смысле этого слова. Никого не боялся, от слов легко переходил к делу, если того требовала ситуация. За это его всегда уважали и уважают сегодня».

9 мая 2019 года

Несколько дней назад Николая Игнатьевича по доброй многолетней традиции доставили в Витебский облисполком, на традиционную встречу с губернатором — в составе группы ветеранов.

К сожалению, время ведёт свой, невероятно жёсткий обратный отсчёт. В прошлом году на данном приёме от облздравотдела присутствовали 25 человек, а в этом — только 7. Будем надеяться, что эти люди просто занемогли, а в следующем будут в полном порядке. Хотя в такую пастораль верится с большим трудом.



Как бы там ни было, 9 мая Николаю Игнатьевичу Жарикову исполнилось всего-навсего 93 года. И он остается тем же, кем и был всегда для своей семьи: источником добра, света, надежности, тепла и любви. С днём рождения, дорогой мой… Могу это совершенно спокойно сказать, потому что женат на его единственной и любимой внучке Юле.

Вот такая семейная история. Про войну, мир и что-то еще, неуловимое, легкое и по определению вечное...  

Александр Новиков, ведущий специалист РОО «Белая Русь» по работе со СМИ

Комментарии
Комментировать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
https://pomogut.by/
Белорусский республиканский союз молодежи
http://brsm.by/
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by

ЖМИ!
Выборы уже близко!