Боец. Фронтовик. Ученый. И просто — Дед
Две маленькие главы из одной большой жизни

Так получилось, что жизнь моего деда, Георгия Ивановича Новикова, оказалась разделена примерно на две равные части. Первую он прожил в России, вторую — в Беларуси. И если в первой своей части (российской) он формировался как крупный специалист, то во второй (белорусской) реализовывал очень серьезные планы, создавал научную школу европейского уровня… И завершил свой жизненный путь, к сожалению.

Поскольку наш проект называется «Беларусь помнит», то в этом биографическом рассказе я сделаю ставку на военное, боевое прошлое деда. Хотя стоит сказать: участие в войне влияло на мирную жизнь людей, от начала и до конца.

Надеюсь, к концу текста удастся показать и доказать, что имелось в виду.

Часть первая. Военный рассвет

Биография у него начиналась обычно и необычно одновременно. Здесь больше подходит телеграфный стиль.

Он, родившийся в феврале 1924 года, летом 1941 года с отличием окончил саратовскую среднюю школу.

И тут началась Великая отечественная война.

Он, как и многие сверстники, начал рваться на фронт. И пусть не сразу, несмотря на проблемы со здоровьем, добился своего… Годом позже уже был на передовой.

О войне он в семейном кругу практически не рассказывал. Хотя рассказать очень даже было что: был тяжело ранен на легендарной Курской дуге, принимал участие в освобождении Беларуси, Витебска и Бобруйска в частности, заканчивал войну в Прибалтике… Глубокий страшный шрам под левой лопаткой от осколка немецкой мины, полученный под Курском, остался у него навсегда.

Но вместо пространных военных историй дед лишь несколько раз скупо ронял, что хорошее об этом ужасе, крови и грязи рассказывать не в состоянии. А плохого и без того в жизни хватает, зачем еще усиливать, в самом-то деле?...

И какие-то оценки пережитому приходилось из него буквально клещами тянуть. Как-то обмолвился, что не слишком доверяет излишне пафосным и слишком говорливым орденоносцам-фронтовикам. Почему? На его памяти, из дивизии, в которой он служил, по разнарядке звание Героев Советского Союза получили два бойца, реально подошедших по анкетным данным. Их основной подвиг заключался… в отбитом немецком обозе.

В то же время он несколько раз вспоминал какого-то юного бесшабашного еврея-сослуживца, Янкеля (может, это и условность: у Гоголя чуть не все евреи — Янкели, а Гоголя дед любил).

Как бы там ни было… У этого бойца красной армии Янкеля немцы убили всю семью и тот от безысходности и тоски просто лез навстречу смерти, проявляя подлинные чудеса героизма.

Он в итоге действительно героически погиб, и остался лежать в безымянной могиле, не представленный ни к каким наградам, забытый всеми. Как и предрекал в беседах со своим сослуживцем. Так что речей про героизм, «о подвигах, о доблести, о славе» я от него не помню. По словам бабушки, он в период жениховства раз и навсегда оборвал ее вопросы о фронте и войне.

Хотя иногда его пробивало на воспоминания, когда возникал повод. К примеру, после моей демобилизации он неожиданно рассказал, как его чуть не расстрелял одуревший пьяный офицер буквально за несколько месяцев до окончания войны. Просто так, ни за что… Что-то во взгляде молодого ефрейтора ему не понравилось. Уже из землянки вывел, и пистолет достал. Но в итоге не нажал на курок, спасибо ему за это.

Что-то или кто-то этого товарища остановило. То ли совесть, то ли другие братья по оружию. Сейчас уже всю правду не узнаешь: спрашивать некого, да и незачем.   

Неудивительно, что дед в итоге частенько называл себя счастливцем — потому что удалось выжить, остаться человеком и наконец заняться любимым делом.

Его еще зеленым пацаном тянуло к изобретательству. Вот и в действующей армии пытался внедрить миномет собственной конструкции. Правда, миномет благополучно взорвался при первом же испытании. И счастье, что еще никто не пострадал…

В общем, когда ефрейтор Новиков дослуживал срочную службу в Прибалтике, летом 1945-го, ему еще раз повезло. Командир полка подшучивал-подшучивал над своим доморощенным Эдисоном, но помог-таки оперативно демобилизоваться и дал направление для поступления в Ленинградский государственный университет.

Приехал новоиспеченный дембель-абитуриент в Ленинград, когда прием в ВУЗы благополучно закончился. Но «рекомендательное письмо из войск» сыграло свою роль.


Так одним студентом-химиком в Ленинградском государственном университете стало больше.

Почему именно химфак ЛГУ? Просто этот университет в 1941 году был эвакуирован в Саратов. И интересующийся наукой Юра (именно так, а не Жора и не Георгий его звали в семье и среди близких людей) Новиков несколько раз попал на лекции корифеев химической науки из Ленинграда. В частности, на «выступления» своего будущего научного руководителя, академика Щукарева, которым был тогда натурально очарован.

Выбор был сделан, оставалось войну перейти. В смысле, пережить.

Удалось. Дальше пошли сумасшедшая, как и у всего тогдашнего поколения, учеба и работа. Свой курс вместо положенных 5 лет вчерашний солдат-срочник Новиков закончил за 4 года.

Это можно назвать еще одним подарком судьбы.

Через год весь его курс целиком бросили на решение какой-то очередной атомной проблемы, то бишь на создание смертоносной, усовершенствованной бомбы. О какой-то защите и опасности для молодых людей никто тогда не думал.

И вчерашние студенты после такой деятельности долго на этом свете не задерживались.

А дед, сэкономивший на учебе один год, вместо урановых и прочих разработок, завоевал внимание ученого ленинградского ареопага и прямиком попал в аспирантуру.

Кстати, имел ведь возможность еще раз сменить свою дорогу. Судьба его словно испытывала на прочность.

Дед рассказывал, что его, без пары минут аспиранта, как-то пригласили в кабинет декана химфака. Там сидел человек в сером костюме, стандартной наружности. При этом декан имел бледный вид и жался на стуле в своем кабинете как обычный посетитель. Восседавший за массивным столом человек в сером быстро показал удостоверение сотрудника МГБ и завел стандартный разговор.

— Молодой человек, мы наводили о вас справки. У вас замечательная биография. Фронтовик. Коммунист. Лидер по натуре. Талантливый специалист в своем деле. Органам и стране чрезвычайно нужны такие люди. Я предлагаю вам подумать над моим предложением. Вы понимаете, о чем я?

А что тут можно было думать, спрашивается? За отказ от такого приятного предложения можно было поплатиться жизнью. Запросто. А свободой — так просто на три-пятнадцать.

К тому же в городе на Неве как раз раскручивалось печально известное сегодня ленинградское дело, стоившее тогда жизней многим высокопоставленным ленинградцам, в университете в том числе.

Дед нервно сказал, что польщен, но свою жизнь до сей поры видел прежде всего в науке. Товарищ в сером отечески попросил его не торопиться с выводами и предложил встретиться через неделю.

Могу весьма отдаленно представить, что чувствовал двадцатипятилетний парень, когда шел на эту новую встречу с воплощенной судьбой.

Однако страшный серый человек в деканском кабинете одобрительно похлопал Г.И. Новикова по плечу и сказал:

— Знаете, молодой человек, все бы хорошо. Вы нам очень интересны. Но мы посоветовались… Понимаете, внешность у вас совершенно неподходящая. Вы прям красавец, могли бы актером стать. Яркие голубые глаза, военная выправка, рост, волосы каштановые. Мечта для барышень, театральных подмостков и кино. Но для нас как-то предпочтительнее, чтобы сотрудники были не такими заметными. Так что идите, занимайтесь своей наукой, если она так уж вам дорога. Удачи.


Современная история доказала, что в Ленинграде хватало амбициозных юношей незаметной наружности, чрезвычайно полезных КГБ, и без Г.И. Новикова.

А Дед в итоге стал тем, кем и мечтал быть — Ученым.

В рамках данной публикации нет смысла рассказывать о его научных достижениях. Но он объективно стал одним из крупнейших химиков-неоргаников в СССР, Заслуженным деятелем науки БССР. Причем очень серьёзных успехов добился, когда переехал из Питера в Минск. Здесь за без малого 40 лет работы, он создал крупную научную школу на базе Белорусского технологического института (Белорусский государственный технологический университет), возглавлял порядка 20 лет кафедру общей и неорганической химии.

И ему в науке во многом помогали характер и воля, выкованные еще в войну, а также умение и желание нестандартно мыслить и действовать. Он всегда шел своим путем — никого и ничего не боялся.

Как говорилось на фронте: «Двум смертям не бывать, а одной не миновать».

И вот тут время перейти ко второй части.

Часть вторая. Гроза и закат

Июль 2004 года стал для деда последним. С тех пор я крайне не люблю этот отпускной месяц.

Это был важный для страны период. Исполнялось 60 лет со дня освобождения Минска от фашистских захватчиков. И вплоть до торжественного праздника 3 июля многие ночи под окнами нашей квартиры, выходящей на проспект Скорины (ныне проспект Независимости) грохотали танки. Шла репетиция торжественного парада.

Но эта нынешняя мощь на территории довольно небольшой, пыльной квартиры, где умирал отдельно взятый ветеран той жуткой войны, никого из нас, близких ему людей, не радовала, а как раз наоборот… Пугала.

Накануне празднеств деду позвонили из военкомата, на предмет вручения очередной юбилейной медали. Он, сверив в телефонном режиме с какой-то барышней все свои данные, тихо и нервно сказал, повесив трубку: «Да жив я ещё, жив… Потом пусть звонят».


Многое происходило в этот последний месяц. Приходили люди из университета и еще откуда-то. Вроде как пообщаться по науке, а на самом деле — попрощаться. И дед понимал, с чем связан столь обширный интерес к его персоне. Но держался, шутил, а от одних разговоров на излюбленную научную тематику даже как-то менялся к лучшему… буквально на глазах. Говорю же — боец.

Помню, как «отличился», когда орал на врача экстренно вызванной «Скорой помощи». За то, что тот устало сказал: «Да прекращайте вы его мучать. Это — конец, агония».

Дело было поздним вечером 23 июля, за два дня до ухода. Тем не менее, двое суток его ещё чем-то кололи. Дед был это время практически без сознания.

Без десяти минут 7 вечера, 26 июля, в понедельник, я случайно уловил последний вздох, прижимая руку к его груди. Говорят, так отлетает душа. Не знаю… По мне так был просто последний выдох – вздоха уже не было.

Острее всего запомнилось, как сразу же после его смерти, в болезненной стадии прощания, две ночи кряду в раскаленном Минске «творились» какие-то сумасшедшие грозы… И жара на эти часы спадала.

Город сотрясало от чудовищных залпов, будто от залпов тысяч орудий. Его, как слезами миллионов плакальщиц, заливало прозрачными небесными реками.

Кто-то скажет про банальное совпадение, кто-то, наоборот, про своеобразный прощальный обряд со стороны природы, оценившей усилия человека, который подошёл близко к разгадке её важных тайн.

Что-то есть в этой теории. Дед всю жизнь оставался солдатом, бойцом великих войн (с фашизмом с одной стороны, с тайнами природы — с другой) — и право на такие почести определенно заслужил.

В общем, нести его портрет 3 июля в рамках акции «Беларусь помнит» — для меня лично это будет большая честь.

P.S. На одном фото (1945 года) он в военном обмундировании. Молодой студент, 21 года от роду… И он отнюдь не «форсит» военной формой. Другой одежды у него банально не было. Так что дембельская гимнастерка очень подошла.

На второй фотографии (1984 года) ему 60 лет. Рабочий кабинет заведующего кафедрой. Научный, вполне себе боевой пост. Что происходило, когда на таком посту оказывались дилетанты, стало понятно уже через 2 года, в 1986 году. Кстати, взрыв в Чернобыле отбросил многие разработки лаборатории БТИ, которую возглавлял профессор Новиков, на исходную позицию. Разработки по альтернативным источникам энергии, которые эта лаборатория вела, все возможные прорывы мирового уровня (это совершенно не шутка и не преувеличение) от греха подальше свернули. А вот почему и как это происходило — тема для нормального романа.

Можно лишь добавить, что строительство АЭС на территории современной Беларуси он считал необходимостью, а любые спекуляции на тему Чернобыля на сей счет — полной глупостью. Впрочем, эта «атомная история» к тому, о чем мы вспоминаем, рассказываем и размышляем сегодня, отношения уже не имеет.

Александр Новиков, ведущий специалист «Белой Руси» по работе со СМИ      

Комментарии
Комментировать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
https://pomogut.by/
Белорусский республиканский союз молодежи
http://brsm.by/
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by