Кто в стране не любит пчел, пчеловодов и свою землю? Вопрос, однако, интересный
Что мы знаем о химических атаках в Беларуси… Три истории на засыпку
*Все иллюстрации взяты из открытых интернет источников

23 июля, в ходе селекторного совещания, Президент Александр Лукашенко неожиданно для многих напомнил о проблемах, связанных с массовой гибелью пчел у наших ближайших соседей.

«Вы заметили, по России бешеная гибель пчел в связи с тем, что начали высевать в огромных количествах рапс и не вовремя обрабатывать химическими препаратами. Смотрите, чтобы у нас этого не повторилось, потому что разговор будет очень коротким», — сказал он в частности.

Так уж совпало, что буквально накануне в «Белую Русь» обратилась пчеловод с большим стажем из деревни Дуброва Смолевичского района Тамара Серикова. Фактически она пожаловалась на локальную экологическую катастрофу. Печально, что все это происходит в местах, граничащих с деревней Великий Камень, подарившей свое название китайско-белорусскому индустриальному парку. Такая вот странная тема. 

Как бы там ни было, мы историей Тамары Степановны не ограничились, провели дополнительное журналистское расследование. И с его результатами хотим познакомить вас. Но начнем все же с Дубровы, что в Смолевичском районе.  


История первая. ПОДУМАЕМ О ХИМИИ, ИЛИ ВОТ ТАКАЯ ПЕЧАЛЬНАЯ… ГРЕЧКА

Не будем сходу поднимать глобальных вопросов по поводу того, как наши космические корабли бороздят просторы Большого театра.

Вот несколько банальных фактов. Каждый год только в окрестностях Дубровы, где живет и работает Т. Серикова, проводят до 10 химических обработок посевов. От сорной травы, насекомых и проч.

«Гречка цвела, но её обрабатывали дополнительно, — констатирует дубровский пчеловод. — В итоге мои пчелы после таких обработок переставали ориентироваться на местности. В чужие улья их не пускали, они массово погибали».

Вообще, современная технология производства гречихи на полях в районе Дубровы не выдерживает никакой критики. «Землю поверхностно обработали перед посевом, без вспашки, — пожимает плечами наша собеседница. — В итоге в рост раньше гречихи пошла сорная трава. С нею сражались с помощью химии… И так без конца».

При этом порядка 100 гектаров в окрестностях ее родной деревни и вовсе в прошлом году заросло сорняками. «Но это в моем случае даже к лучшему, — грустно улыбается наша собеседница. — Растение-переселенец канадский золотарник вытеснило все и дало возможность моим пчелам не травиться лишний раз».


Тамара Серикова на своей пасеке

По мнению этого человека, видящего ситуацию изнутри, тотальная химизация в сфере растениеводства приносит комплексный, просто невероятный вред. И здесь, как никогда,  нужен разумный предел.

«Вот жучок выедает часть семечки — допустим, — констатирует Т. Серикова. — По нему бьют сильным оружием длительного действия. Однако эта «бомба» попутно убивает массу полезных насекомых-опылителей, негативно действуя и на человека. Я уверена, можно и нужно пренебречь тем вредом, который может нанести посадкам жучок. Ведь находящиеся в нормальных условиях пчелы позволят достичь гораздо большего эффекта урожайности той же гречихи».

Но в настоящее время хим-обработки в окрестностях той же Дубровы никто не ограничивает, скорее — наоборот.

Скажем больше. Никто в мире не обрабатывает цветущие посевы. Это какой-то наш, весьма уникальный отечественный опыт.

Вскользь коснемся такой темы, как технические регламенты. Так вот, обработки жестко РЕКОМЕНДУЕТСЯ производить либо утром, либо вечером. А в Смолевичском районе на эти разумные рекомендации, по словам Тамары Сериковой, плюют и посевы обрабатывают в самое пекло. Для растений и пчел это убийственно.

Рапс под Смолевичами уже «бомбят» не хуже, чем в России

«А смешивание нескольких видов химикатов в «одной бочке», которые у нас официально допускаются? — возмущается Тамара Степановна. — Оно ведь недопустимо в принципе, насколько я понимаю. Однако на один из моих запросов по этому поводу пришел ответ, что все это — экономически выгодно и делается в соответствии с рекомендациями Академии Наук. Все может быть...

Я же лишь констатирую негативные последствия такого подхода в окрестностях Дубровы.

В прошлом сезоне огромное рапсовое поле обработали так, что рапс вообще не зацвел. Страдают яровые зерновые культуры. При этом жучок-вредитель стал устойчивее и приспособленнее, что ли, к действию ядохимикатов.

Несмотря на то, что над нашей землей буквально стелются ядовитые рыжеватые облака, его (жучка) стало больше, с ним все сложнее сражаться жителям нашей деревни на своих, довольно «сцiплых» участках, садах и огородах».


Такой вот маленький жучок (длиной порядка 2мм) причиняет отнюдь немаленький ущерб. Фото: agrostory.com

Закашлявшись, собеседница резко предложила завершить разговор. «Не считаю нужным и полезным продолжать дальнейшее общение, — сказала Т. Серикова, глядя куда-то в пол. — Я не верю, что к моему мнению кто-то прислушается. А вот то, что наживу лишние проблемы — это всегда пожалуйста».

Модная тема экспорта — пшик для белорусских пчеловодов

И вот еще что. Белорусский мед мог бы стать хорошей экспортной составляющей. В частности, по данным Тамары Степановны, в прошлом году планировалась поставка крупной партии отечественного продукта в Китай. Но идея не была реализована.

То ли по качеству, то ли по цене, то ли из-за отсутствия необходимой документации и комплексного подхода к производству этого удивительного продукта наш мед тогда не прошел на китайский рынок.

Здесь мы позволим себе небольшое авторское отступление. Проблема медового экспорта ведь не в том, что в Беларуси фактически нет пчеловодческих холдингов (в отличие от мясо-молочной сферы, открывающей для себя все новые горизонты), как кто-то может подумать. А скорее в несерьезном отношении к достаточно серьезному продукту и направлению. Так было, во всяком случае.


Очень ароматный и полезный пчелиный продукт — мед. Фото: wallbox.ru.

Вот в Украине 99 % объемов меда — из домашних хозяйств. Но там порядка 90 % этого продукта идет на экспорт. И никто «не жужжит». Но подробнее на эту тему — дальше.

А завершая этот первый проблемный блок, хотим подчеркнуть вот что. Пока посевы будут обрабатываться так, как сегодня в отдельных районах страны, ни о каких глобальных успехах на внешних рынках белорусские пчеловоды (к тому же лишенные реальной господдержки) могут даже не мечтать.


История вторая. «ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПОГИБНУТ ПЧЕЛЫ, ЧЕРЕЗ 4 ГОДА ПОГИБНЕТ И ЧЕЛОВЕЧЕСТВО»

На эту фразу «небезызвестного ученого-физика» Эйнштейна более чем активно обратил наше внимание заведующий лабораторией пчеловодства Института плодоводства НАН Беларуси Дмитрий Рахматулин. Далее мы предлагаем вашему вниманию его развернутый комментарий, ответ на крик души Тамары Сериковой. Разумеется, в нашей оригинальной интерпретации.


Дмитрий Рахматулин. Фото: vitebsk.greenbelarus.info

Серьезного Закона о пчеловодстве как не было, так и нет

В настоящее время нормативная база, которая регулирует работу пчеловодов в стране, стоит на 5 довольно скромных «опорах»:

- Положение, регламентирующее содержание пчёл от министерства архитектуры и вызывающее массу недовольства у белорусских бортников;

- Ветеринарно-санитарные правила содержания пчёл, разработанные Минсельхозпродом;

- Закон о племенном деле в животноводстве, где упоминается и пчеловодство в том числе;

- Медицинские нормы и правила;

- Правила содержания, применения, хранения, перевозки пестицидов в Республике Беларусь. Это постановление № 149 от 12 сентября 2012 года.

Собственно, все.

Пункт 2 «пестицидных» Правил гласит: на момент начала проведения обработки вокруг поля в зоне видимости должны размещаться указывающие знаки с информацией.

Кроме того, там четко утверждается о необходимости проводить такие работы в позднее время суток. В нашем случае — с 22.00 вечера до 6.00 утра.

Кроме того, пчеловоды должны быть извещены через СМИ за 5 дней до начала «грядущей благодати»…


Пчелы после «неправильных» обработок мрут буквально на руках. Фото: odnews.info

Я участвовал, как эксперт, примерно в 10 судебных заседаниях, где рассматривались дела о «потраве пчёл»... И прекрасно знаком с аргументами агрономов: «Мы не виноватые, мы извещали… Мы вешали объявления на магазине и проч». Такие заявления не выдерживают никакой критики.

Ложка меда

Но не хотелось бы всех «мазать» черной краской. Есть в стране сельхозпредприятия, которые работают весьма цивилизованно. Это, в частности, агрокомбинат «Ждановичи», СПК «Озёры» в Гродненской области.

Очень хорошо работают на Толочинском консервном заводе, известном своими большими плодовыми садами и ягодниками. В Толочине пасека стоит натурально посреди сада. И никаких проблем. Почему? Деревья цивилизованно обрабатывают от вредителей в ночное время. Причём весьма серьезные препараты применяют. Но за ночь их убийственное действие на пчёл нейтрализуется.

Кстати, и пасека при нашем институте чувствует себя весьма неплохо. Все свои химобработки агрономы окрестных хозяйств согласовывают с нами. Вот и все. Не нужно ничего изобретать, никаких велосипедов.

Это — масштабная проблема

У нас массово гибнут пчелы не только из-за обработки рапса. Очень «модно» бывает подсушить клевер в фазе цветения глифосатами — гербицидами общего действия. Естественно, днём, когда удобно аграриям. А для пчёл это как цианид для человека — верная смерть. (На эту тему уже в третьей части нашего расследования. — РЕД.).

Или ещё любят обрабатывать посевы кукурузы. И агрономы очень сильно заблуждаются, когда говорят о том, что, мол, «пчелы кукурузу не опыляют, а следовательно, вреда для них нет».


В боях за урожай все средства хороши. Фото: agroserver.by

Простите, но эти пчелы, пролетая через кукурузные поля к той же гречихе, получают зачастую смертельную дозу, когда вдыхают мелкодисперсную ядовитую взвесь, «болтающуюся» в воздухе. 
По моим данным, до 40% пчёл, летящих за медосбором и попавших под такой удар, гибнут.

Нужно все же головой думать…

Но вот еще один достойный внимания пример. ОАО «Рапс» — шикарное предприятие. Пожалуй, самые большие площади заняты под эту культуру по Минской области, порядка 700 га. И никто из пчеловодов на их работу не жалуется. Скорее наоборот. Там не просто вечером проводят обработку, но ещё и применяют препараты, которые оказывают минимальное воздействие на пчёл.

Нужно сказать, что директор предприятия Михаил Ломако — сам пчеловод. Плюс этот человек думает об урожае.

Знаете еще что важно? Мы почему-то не говорим об очень большой проблеме. Кроме пчёл, от варварской обработки посевов гибнут и другие летающие насекомые -- шмели в первую очередь. В мае, когда начинает цвести рапс, на поля вылетает самка шмеля, еще не сформировавшая гнезда. И если погибает она (а такие случаи нередки) автоматически погибает вся её семья.

А вообще обработками в дневное и утреннее время мы убиваем всю «летающую экофауну» — и это ужасно.


Этим симпатягам (шмелям) тоже приходится несладко. Фото: photosight.ru

Итоги подобной деятельности. В примерных цифрах

Выбивая пчелу с цветущего рапса, мы теряем до 30% урожая. Тут очень простая арифметика. Минимальная урожайность — 20 центнеров с Га. В Беларуси под рапс отведено порядка 500 тысяч Га. Грубо говоря, в год мы не добираем порядка 300 тысяч тонн рапса.  Минимум.

На минуточку. В Украине рапс вышел на первое место по экспорту, и только потом — пшеница и кукуруза.

Дальше. В республике сегодня инициированы программы по плодоводству: посажены фруктовые сады на площади более 35 тысяч Га. А кто их будет опылять? Наши исследования показывают: только за счёт нормального опыления с 1 Га яблоневых садов можно заработать до 2,5 тысяч рублей. Но в данном случае требуется 6 пчелиных семей на 1 гектар садов. И возникает новая проблема.

У нас катастрофически не хватает пчёл

К пчелам уже сейчас нужно относиться как к «краснокнижным животным», образно говоря. И это не преувеличение. Только для опыления рапса требуется 1 млн пчелиных семей (из расчета 2 семьи на гектар). Но это без учёта того, что весной цветут плодовые сады, ягодники и прочая растительность. Но в стране, согласно статистике, которая знает, как известно, все, зафиксировано не более 240 тыс пчелиных семей. Это — 25% от необходимого.

В итоге мы имеем недобор урожая плодовых, ягод, крестоцветных, крупяных.

Мировой опыт

Здесь мы очень и очень бегло, «по верхам», что называется.

1. Польские фермеры приглашают на опыление пчеловодов.

2. Такая уважаемая страна, как Канада, вкладывает весьма серьезные средства в данную сферу.

За опыление 1 га голубики там фермеры платят 100 долларов, черники - 80, садов — от 60 до 160 долларов. И это за работу только одной пчелиной семьи. Почему-то канадские фермеры оплачивают работу пчёл, а наши аграрии их безжалостно уничтожают.  

3. Кстати, большой шаг вперед по сравнению с нами в сфере пчеловодства сделала та же Литва. Весь литовский мёд с удовольствием покупают страны ЕС. В Литве  гуманная химизация. А в итоге в этой республике активно развиваются такие медоносные культуры, как гречка, рапс и т.д. Дальше пока не продолжаем. 

Почему в Украине это возможно, а у нас наоборот

В Беларуси успешность пчеловодов и безопасность их пчел строятся прежде всего на личных контактах с агрономами. На мой взгляд, так быть не должно. Обязано быть подчинение общему Закону по пчеловодству, которого у нас нет. А то, что есть — не работает.

В Украине ведь несколько лет назад тоже гибли массово пчелы — благодаря активной работе фермеров, обрабатывавших рапс и подсолнечник. Но возникла такая любопытная ситуация. У фермеров потом стали по ночам гореть поля со всех им урожаем. Как бы случайно.

Я ни на что не намекаю, но такой крутой поворот дал результат. Сегодня украинские хозяйства создают группы в вайбере, где информируют окрестных пчеловодов о сроках, точном времени обработки, препаратах, которые будут применены. Все красиво. Кто нам мешает пойти по этому пути?

И еще. На сегодняшний момент Украина занимает, пожалуй, первое место в мире по экспорту мёда. Как это стало возможно? К пчеловодам там стали относиться с почётом, уважением и любовью. Приглашают их на опыление подсолнечника, платят за это. Скашивают участки в центре полей для того, чтобы там можно было поставить улья. 

Экспорт — это серьёзно, разумно считают наши южные соседи... И вот что вдвойне обидно. Спрос на белорусский мёд в Европе, и даже мире — есть. У нас он сортовой, качественный. Но нет экспортных квот. И этот вопрос решаться должен на уровне правительства. А пока как есть. 

И еще раз о гречихе и Энштейне

В Беларуси гречиха как культура может скоро умереть.

Резко упали объёмы выращивания произрастания клевера.

Боюсь, проблемы эти мы будем пожинать в самом ближайшем будущем. Не случайно ведь великий Эйнштейн говорил о связи существования на земле человечества и пчел.

По объективным расчетам, 60% сельхозпроизводства в стране завязано на пчёл, косвенно или напрямую.

Китай, сделавший ставку на химизацию, дошёл до того, что там появилась профессия опылителей. Имеются дикие фото в открытом доступе: худенькие китаянки лазят по деревьям и вручную опыляют персики.  И это никакая не фейковая новость.


До чего дошел прогресс. Опыление вручную. Фото: 22century.ru

Но мы-то ведь можем позволить себе работать не в ущерб пчеловодству. Да или нет?

Смолевичи — это не частный случай, как кто-то может подумать

Вы на сайте подняли важную проблему. И не нужно думать, что пожилая женщина-пчеловод из Смолевичского района эдакая одиночка, а в остальном у нас все хорошо.

Уже третий год ищет правду Анатолий Пугач из Логойского района, у которого погибли пчелы в результате обработки химией близлежащих полей.

Возникает много вопросов. Один из них звучит так. Почему в стране никто не понес уголовную или хотя бы административную ответственность за грубое нарушение законодательства, которое привело к массовому мору пчёл? 

Если хотя бы два десятка агрономов в масштабах республики для начала оштрафуют, то заседания в райисполкомах и облисполкомах будут в мае начинаться с таких вопросов: «Коллеги, у нас зацвел рапс. Ну-ка, а кто из вас звонил пчеловодам?».

Лирический финал

И вот еще на что хотелось бы обратить внимание. Пчеловоды не требуют вложений от государства. При этом они производят невероятно ценный для людей продукт.


Крайне полезный продукт от пчел, помимо меда, — воск. Фото: tentorium-minsk.by

Они бесплатно оказывают серьёзную услугу государству, опыляя с помощью своих пчёл ценные сельхоз-культуры и повышая урожайность на порядок. Это ведь очень и очень серьёзно.

Кстати, пчела — единственный представитель фауны на планете Земля, который не наносит никакого урона природе, а как раз наоборот. Вот.


Часть третья. «НАШИ ПЧЕЛОВОДЫ ПРИВЫКЛИ ТЕРПЕТЬ И ПОМАЛКИВАТЬ»

Еще один наш собеседник — Василий Ковалец, подлинный ветеран отрасли. Пчеловодством занимается около 50 лет. Многие годы возглавляет крупнейшее межрегиональное солигорское объединение с говорящим названием «Бортник». Благодаря беседе с ним получились такие вот 7 августовских тезисов «от Ковальца».


Василий Ковалец. Фото: youtube.com

1.О факте массового отравления пчёл в России

На самом деле, в Беларуси сегодня ситуация ничем не лучше, чем в России. Но у наших соседей этот печальный эпизод спровоцировал своеобразный информационный взрыв — буквально на весь мир. А у нас, по большому счёту, тишина. Увы, негативных примеров хватает. В том числе и по этому году. Увы, отечественные пчеловоды боятся в силу разных причин огласки. Тем не менее, говорить о них нужно. И чем громче — тем лучше.

2. Пара уникальных эпизодов

В этом году был случай по Брестской области, довольно необычный. Суть. Председатель одного хозяйства лично позвонил пчеловоду и сообщил о предстоящей обработке рапса — на следующий день. В общем, рекомендовал своих пчёл в этот день Х не выпускать. 
А на следующий день в этом хозяйстве не нашлось нужного объёма солярки. Техника на поля не вышла.

Пчеловоду снова позвонили и сообщили об обработке на завтра. Но там прошёл дождик, никакой обработки не случилось. Так прошло 4 дня. Пчелы в ульях, пчеловод напрягается. На пятый день представителям колхоза как в той байке про мальчика-пастуха и волков не поверили, пчёл выпустили... И как раз началась обработка. Часть семей погибла.

Ещё одна «великая» история случилась в Минской области. Хозяйство само содержало пасеку.  Оно обработало рапс ударной дозой химикатов в дневное время. И своих же собственных пчёл благополучно потравило.  Сейчас оно потихонечку занимается тем, что восстанавливает свои же пчелиные семьи. Это — яркие примеры безалаберности и непрофессионализма. Увы, не первые и не последние, боюсь.

3. Печальное лето 2018 года. Вопиющий случай с границыМинщины и Брестчины

Год назад нашим объединением было организовано своеобразное турне по региональным пасекам. Мы тогда побывали, в частности, в Барановичском районе. Там в деревне Петковичи (это рядом со знаменитой статуей Зубра на границе Брестской и Минской областей) есть образцовая, высочайшей культуры пасека. Ее держит Дмитрий Соболь.

Рядом с его усадьбой на поле ОАО «Крошин» тогда рос красный клевер. Пчелы туда летали за отменным нектаром. Все красиво. Порадовались, вручили Дмитрию Евгеньевичу заслуженную награду от «Бортника». И уехали. А через 3 дня он звонит и сообщает дрожащим голосом: «Моих пчелок больше нет».


Очень красивое клеверное поле. Фото: nastol.com.ua

И вот ведь что выяснилось. Дозревающие семена красного клевера на поле обработали мощнейшим гербицидом: «соболевские пчелы» погибли. 

Все изначально постарались сделать по закону. Была создана комиссия -- с целью расследования факта потравы. Подняли путевые листы, документы по применению гербицидов. О чудо — по документам все оказалось в полном порядке. Примененные в тот день препараты были абсолютно нетоксичны для пчёл. Но факт их массовой гибели был тоже ведь налицо.

Далее комиссия развила деятельность в духе слогана из романа «Двенадцать стульев»: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Пчеловоду предложили искать правды в Минске, заниматься всеми необходимыми лабораторными анализами самостоятельно. И это несмотря на то, что ответственность в данном случае лежала уже на комиссии, а не на нем.

В итоге время прошло, Дмитрий Евгеньевич от судебных исков отказался, поднял руки вверх... И человека можно понять.

Вот как выглядит сама суть этой истории с его слов: «На поле рядом с моей пасекой в прошлом году обрабатывали оставленные на семена посадки красного клевера. В дневное время. Без всяких предупреждений. По моим данным, в этот день, 26 июля, применялся препарат из группы инсектицидов, выбивающий всю живность. С этого поля мои пчелки прилетели уже умирать. Кто в ульях, кто в летках погибли. А это до 50 % всех семей.   

В итоге я настоял на создании комиссии, призванной расследовать факт этого преступления.

Меня сходу поразил тот факт, что информация о проведении химобработок не заносилась на бланки строгой отчётности: понятно, что заинтересованным лицам уничтожить проблемную информацию было предельно просто. Судя по всему, все так и произошло. Меня «угостили» новостью, что в тот день, 26 июля 2018 года, для обработки клевера применялся безвредный, нетоксичный для пчел препарат «МикроСтим-Бор». Точка.

И еще. В комиссию эту вошли зоотехники хозяйства. Они мне сходу предложили в трехдневный срок найти сертифицированную лабораторию и провести анализы проб с моих погибших пчелок — с одной стороны, с их семян клевера — с другой. При этом «дружески» предупредили, что токсины в течение 3 суток разлагаются.

Стоит ли говорить, что государственные лаборатории, услышав суть моего дела, отказались от общения. Их аргументы выглядели примерно так: «Судиться с СПК? Спасибо, но это не к нам».

В общем, предмета для судебного процесса не стало. А я в итоге отказался от борьбы. Свое здоровье дороже».

Впрочем, у этой истории есть относительно счастливый финал. Дмитрий Соболь свои пчелиные семьи восстановил. А агроном-химик из ОАО «Крошин» со списком пчеловодов, который ему любезно предоставили в Петковичском сельсовете, в этом году лично извещает окрестных «бортников» о предстоящих обработках всех полей, находящихся на балансе предприятия. Хэппи энд? Время покажет…

И еще один нюанс. Д. Соболь в связи с массовой гибелью своих пчел летом прошлого года поехал в Барановичский районный отдел милиции. Было возбуждено дело, по которому работали оперативники. Дело передали местному участковому. Он через полгода даже нашел специализированную лабораторию для проведения экспертизы. По линии МВД были выплачены порядка 300 долларов в эквиваленте за все это дело.

Странно, но участковый предлагал специалистам лаборатории искать в образцах следы… безвредного для пчел препарата «МикроСтим-Бор». У него ведь были на руках результаты работы комиссии от ОАО «Крошин». Вот такой театр абсурда.


Фото: lemoncraft.ru

В принципе,  это было бы смешно, если бы не выглядело слишком ярким примером вопиющей расхлябанности на местах.


4. Тенденция усиливается

Вредители-паразиты становятся все устойчивее к воздействию химии. И для борьбы с ними применяются, образно говоря, атомные бомбы. Лет 15 назад случаи отравления пчёл в стране носили единичный характер, а сейчас они уже массовые. С одной стороны, химобработки применяются повсеместно и бесконтрольно, с другой — налицо абсолютная безнаказанность для представителей государственных сельских хозяйств. 
Хочу подчеркнуть тот факт, что подобные обработки убийственно действуют не только на пчелу, но и на птиц, зверей, вообще всю фауну.

Нам в связи с этим требуется безукоризненные выполнение действующих норм. Я уже не говорю про то, что и они не совершенны, нуждаются в серьезной доработке.

5. Камень в огород пчеловодов

Да, действующие нормы аграриями зачастую не соблюдаются. Но есть и обратная сторона медали. Сами пчеловоды далеко не всегда регистрируются в сельсоветах. И причин для такой «скромности» у них довольно много. В частности, еще не так давно их деятельность облагалась налогами. Налоги отменили, однако осадочек-то остался. Но это — лирика.

А реально и бесспорно то, что в колхозах сегодня не знают, сколько по периметру их угодий находится пчелиных семей.

Пчеловоды не согласовывают размещение своих ульев вблизи рапсовых полей, при том что они это обязаны делать. И зачастую хозяйства проводят обработку, не зная, что у них «в кустах» улья выставлены. 

В общем, нет единой системы работы пчеловодов и сельхозструктур. Эта цепочка не замкнута. И это тоже проблема.

6. О пятисуточной системе оповещения

Теоретически все красиво. А на практике? В нашем объединении «Бортник» работает обычная почтовая связь. Рассылаем всю важную информацию нашим коллегам.

Что касается информирования пчеловодов за 5 дней по поводу химобработок, как говорит уважаемый Дмитрий Рахматулин. Простите, но это нереально.

Прежде всего, 5 дней в нашем случае довольно большой срок. Сегодня долгоносика на рапсе может не быть, а через 2 дня может потребоваться немедленная обработка. Пусть и в нарушение узаконенных технологий и норм. Что делать?

Агроном оказывается в своеобразной «вилке». Тут как в анекдоте про деда Мазая в годы войны: «И зайцев не спас, и с партизанами неудобно получилось».

Ведь в период цветения химические обработки в принципе запрещены. А с другой, если их не применять, то можно остаться без урожая.

7. Проблемы, которые реально нужно решать на государственном уровне

С чего начать решать сложившуюся задачу со звездочкой для пчеловодов и аграриев? Это может быть официальное постановление Минсельхозпрода.  Хотя тут есть серьезные нюансы.

Сфера ответственности за пчеловодство в стране, если говорить примитивно, представляет из себя такую цепочку: Минсельхозпрод — колхоз (СПК) — зоотехник. Почему зоотехник-то? Пчелы — это ведь вам не коровы и не свиньи, на минуточку.

Может, ответственность все же должна быть возложена на агронома, а не на зоотехника? Это ведь как раз для агрономии пчела дает существенную прибавку урожая. Так или нет?

Минсельхозпрод же, повторюсь, замыкает проблемы пчеловода на зоотехника. И это в корне неправильно.


Цветущий рапс. Крайне похоже на флаг Украины. Фото: yandex.by

Озвучу совсем уж прописную истину. Власть в нашей стране жестко централизована. Её требования выполняются быстро и четко. Но при этом само же Министерство сельского хозяйства и продовольствия почему-то недооценивает роль опыления. Это ведь оно дает прибавку к урожаю до 30 %, между прочим. И здесь возникают открытые вопросы: Если опыление пчёлами даёт гарантированную прибавку урожая тех же крестоцветных, что же помешало данное направление вписать в госпрограмму «Рапс»? Почему опыление в Беларуси не стало официально признанным агротехническим приемом?

Если бы его вписали в госпрограмму, можно было бы задавать официальные вопросы агроному. Например, о количестве задействованных пчелиных семей при опылении 1 гектара того же рапса во вверенном ему хозяйстве… Так же, как с него спрашивают сегодня за внесённые на поля удобрения, кстати.

И вот такой агроном, который будет договариваться с пчеловодами, ощущающий выгоду от работы с ними, никого уже травить не будет.

А сегодня… У нас имеется ключевая проблема, требующая решения. Максимально быстрого и действенного. В противном случае то, что произошло с пчёлами в России в июле 2019 года, на нашем фоне может показаться нежными цветочками. Ягодки достанутся Беларуси. А вот этого бы нам всем очень не хотелось.

Александр Новиков. Евгений Белоусов

P.S. «Белая Русь» готова к продолжению дискуссии на заявленную тему. Тема — горячая. Ждем сообщений и новостей «в тему»: в любом удобном для вас формате. Почта. Телефон. Телеграф…


Подписывайтесь на наш канал в «Яндекс.Дзен», чтобы не пропустить интересные материалы


Комментарии
Комментировать
Районные и городские организации
Брестская область Гродненская область Минская область Витебская область Могилевская область Гомельская область Минск
Организации минской области
Организации Витебской области
Организации Могилевской области
Организации Гомельской области
Портал Президента Республики Беларусь
www.president.gov.by
Информационный ресурс для людей, столкнувшихся с проблемой наркомании
https://pomogut.by/
Белорусский республиканский союз молодежи
http://brsm.by/
Национальный правовой портал Республики Беларусь
www.pravo.by
Палата представителей
www.house.gov.by
Министерство информации Республики Беларусь
www.mininform.gov.by
Белорусское телеграфное агенство
www.belta.by

ЖМИ!
Выборы уже близко!